Статьи Алексея Гончарова

Бегущая строка объявлений

Наши на крыше Европы

Наши на крыше Европы
 

Алексей Гончаров

Кенес Исмаилов

Шымкент-Эльбрус-Шымкент   2007 год
 

Эльбрус(5642 м) это отдельно стоящий потухший вулкан, с преимущественно пологими склонами, удобными для развития массового альпинизма и туризма. Границы его достаточно условны, но в целом, основная его часть находится на территории Кабардино-Балкарской республики. Это описание научное, а если на языке души – Эльбрус целая страна. Страна черных вулканических скал, слепяще-белых ледников, зеленых сосен и быстрых рек. Сюда едут со всего света. Побывала здесь и команда шымкентских альпинистов, задавшихся целью покорить высшие точки всех континентов. Сопровождали команду и авторы этого материала, один из которых тоже стал покорителем высшей точки Европы. Мы с вами побываем на самом верху, но гора начинается с подножья…

 

 

Наши бы здесь развернулись.

 

- Смотрите грибы!- кричит наш руководитель Юра Лукьянов.

Действительно в зеленой траве под соснами притаились великолепные сыроежки. Взять бы их да пожарить. Однако мы не дома, а местным грибы похоже не нужны. Природа в приэльбрусье так изобильна, что живущие здесь, похоже уже не замечают ее даров. И при этом поголовно жалуются на безработицу. Последнее обстоятельство нас постоянно удивляло. При таком наплыве туристов со всего мира, работы должно хватать всем.

На форелевой ферме оказалось всего две удочки, при этом у одной сломан крючок и великолепную рыбу, покрупнее нашей из Тургеня, пришлось ловить по очереди. Да и пожарить ее, потом толком не сумели.

В здешних кафе всюду по одной замотанной и малолюбезной официантке. Магазины закрываются уже в восемь вечера, в то время как на улице еще полно покупателей.

- Не хватает здесь наших бизнесменов,- вздыхает член команды Кайрат Пазылбеков.

Республика Кабардино-Балкария, куда относится район самой высокой горы Европы, невелика, каких-то  12 500 кв. км, с населением  901 494 человек. Более половины населения  кабардинцы, четверть русские, 12% балкарцы, говорящие на тюркском языке очень близком к казахскому.

Это наверное самое спокойное место на Кавказе. За всю дорогу от Минеральных вод, а это 190 км, мы видели всего один блокпост, да и на нем нашу «газель» никто не думал проверять.

Хотелось бы увидеть и понять побольше, однако времени нет. Цель нашего приезда восхождение на Эльбрус, а потому пробыв в поселке Чегет у его подножия меньше полусуток, мы начинаем подъем.

 
 
По канатным дорогам.
 
Кто-то ездит на работу на автобусе, кто-то ходит пешком. А в приэльбрусье основным видом транспорта, тех кто обслуживает приезжих, являются канатные дороги. Без них все великолепие большого Кавказа могли бы видеть немногие.
Откуда-то сверху вдруг появляется вагончик, который кажется парит над пропастью на тонкой нити.  Из него вываливаются загоревшие до черноты, счастливые люди. Их побывавших на вершине, можно узнать сразу, по выражению лиц. Эти люди добились своего. Для нас это только начало пути.
Несколько лет назад в Шымкенте появилась группа единомышленников, которые задумали без помпы и рекламы покорить высочайшие вершины всех континентов.
С тех пор флаг Казахстана, который они возят с собой, побывал в Африке на Килиманджаро, в Южной Америке на Аконкагуа, в Тибете возле священного Кайласа, и теперь прибыл в Европу.
Вагончик канатки поскрипывает и покачивается. Быстро убегает вниз зелень долины. Мы как завороженные вертим головами, убеждаем себя, что все происходящее вокруг не сказка. Пересадка на другую линию на высоте в 3500 метров, и вот внизу уже не зелень альпийских лугов, а хаос черных базальтовых осыпей и белизна ледников.
Площадь оледенения Эльбруса 144 кв. км. Многокилометровыми потоками течет лед в межлавовых котловинах. Таких ледников здесь 23. Самый грандиозный - ледник Большой Азау. Его площадь 8 кв. км. Чешуйчатым неповоротливым драконом, медленно и неотвратимо спускается он в каньон Азау.
На станции «Мир» на высоте 3800 метров, памятник воинам павшим в боях за Эльбрус в годы Второй Мировой войны. Здесь же музей, почему-то закрытый. Но самым худшим было то, что третья очередь канатной дороги оказалась неработающей.
Где-нибудь в Киргизии местные жители понагнали бы кучу лошадей для подъема людей и грузов, и вовсю зарабатывали бы деньги. Здешний народ не так предприимчив. Но пара лошадей для самых тяжелых рюкзаков и ящиков с провизией находится.
А мы начинаем пешее восхождение к приюту «Бочки», на высоту 4000 метров. Строка из старой туристской песни, «скал слепящих оскал» точно про эти места.
Острые базальтовые скалы действительно скалятся в бездонно-синее небо, в котором повисло ослепительное солнце. Базальтовое крошево скрипит под ногами, и пейзаж оживляют только крупные альпийские ромашки, единственное растение, приспособившееся жить здесь.
Час пути, и из-за поворота внезапно возникает ледник, со стоящими на нем снежными тракторами – ратраками. Это последний вид транспорта, который нам предстоит освоить…
 
Приют Марии.
 
На ратраке поднимаемся до высоты 4200 м. и заселяемся в самой высокогорной гостинице Европы – «Приют Марии», представляющей из себя ничто иное, как строительный вагончик. Уютный и теплый «домик» стал нашей базой на ближайшие трое суток.
Высокогорье немедленно напомнило о себе «горняшкой», как ласково называют альпинисты горную болезнь. В голове стучат молотки, веки делаются тяжелыми, руки и ноги ватными. Каждое движение дается с трудом. Но самое страшное ночь, когда каждые десять минут ты просыпаешься от удушья и тяжело хватаешь ртом воздух.
В принципе автор этих строк был и на большей высоте в Тибете, и чувствовал себя там вполне сносно. Оказалось, что акклиматизация в разных горах проходит по-разному. На Тибете сухой воздух и постоянное давление, на Кавказе воздух влажный и давление постоянно меняется, поэтому здесь особенно тяжело.
Впрочем, не «горняшкой» единой жив человек. За ужином знаменитый шымкентский бард Кенес Исмаилов достал гитару и вскоре на его песни пошел народ со всего ледника. Донецк, Москва, Братислава, заглядывали в вагончик вроде бы невзначай, да так там и оставались.
А когда я вышел на воздух услышал разговор двух мужчин стоявших неподалеку:
- Слыхал, казахи приехали?
- И что?
- Таких веселых парней на этом леднике еще не было!
 
Восхождение.
 
В самом восхождении на вершину, ваш покорный слуга не участвовал. Зато проводил на это благое дело своего коллегу и друга, горовосходителя Кенеса Исмаилова. Который и рассказал о самых драматичных часах своей жизни.
 
 
Кенес Исмаилов:
Группа из восьми человек стартовала в три часа ночи. Мы разбились на две команды по четверо, и решили, что первая, более сильная и состоящая из наших «мэтров» Юрия и Нади Лукьяновых, Виктора Груняшина и Ербола Уразалина, пойдет на Западную вершину (5642 м). А другая, в составе Кайрата Пазылбекова, нашего проводника Олега Смирнова, Гаухар Уразалиной и меня, взойдет на Восточную (5621 м).  Надо отметить, что в этот день началась «эльбрусиада», посвященная 450-летию присоединения Кабарды к России, и поэтому на тропу, идущую к вершине, вышли одновременно около двухсот человек со всех концов земного шара. Скажу, забегая вперед, что почти треть из них не смогла достичь высшей точки знаменитой горы.
Чуть выше верхней стоянки Скал Пастухова, после двух часов тяжелого ночного восхождения, мне удалось «зацепиться» за вереницу горовосходителей из США и ЮАР. На высоте более четырех с половиной тысяч метров над уровнем моря пришло понимание того, почему несложный на первый взгляд маршрут подъема на Эльбрус считается одним из самых престижных в Старом Свете. Рядом буквально задыхался от перенапряжения здоровенный американец. Он хватал ртом воздух и никак не мог восстановить дыхание – сказывалось высокогорье, а также преодоление бесконечно долгого и крутого склона, покрытого снежным настом ледника Гарабаши. Наш проводник Олег Смирнов - студент, приехавший из Луганска подзаработать на летних каникулах, шел позади меня и время от времени подбадривал короткими репликами: «Все нормально. У Вас хороший темп. Вы обязательно дойдете до вершины».
Через пять часов пути, уже под самой «седловиной» (высота 5300 м), между двумя вершинами Эльбруса стало ясно, что и темп у меня черепаший и сил осталось только на то, чтобы лечь и поползти обратно вниз. «Кошки» скользили по льду, с трудом вгрызались даже в снежный наст. Упав на спину, я смотрел в бездонное кавказское небо и спрашивал себя: «Каким это образом я оказался на такой высоте? Какой это черт меня сюда занес?»   Непреодолимое желание плюнуть на все и уснуть прямо на склоне «седловины» подавлялось весьма патриотичными мыслями: «Мы же несем с собой флаг Казахстана!».
С трудом поднявшись на дрожащие от усталости ноги, заметил идущего Кайрата и увидел на его лице… безмерное страдание от тяжести всех пяти тысяч метров высоты, холода и ужасного ветра. Неужели и ему так тяжело? Ведь физически он неплохо тренированный парень.
Осматриваюсь по сторонам. Вот идут словаки. Боже, все трое крепко перевязались одной веревкой и просто тащат друг друга наверх. Словно какие-то фантастические тени промелькнули рядом силуэты ребят из Сибири. Неподалеку упал в изнеможении бывалого вида австриец. И тут до меня дошло, что все испытывают то же, что и я: такую же усталость, такое же воздействие холода и столь же глубокую нехватку кислорода. И только невероятное усилие воли и характера могут помочь в минуту слабости. Нашел какие-то остатки, самые, что ни на есть крохи этой самой воли… и пошел. На «автопилоте». Вдоль снежного карниза по узенькой тропке все выше и выше.
Вездесущий Ербол Уразалин высказал идею идти на Западную вершину, более высокую и престижную, всей командой. Идею поддержали единогласно. Откуда взялись силы? Все вместе пошли в левую сторону от «седловины». Прошло более двух с половиной часов, пока не вышли на последний гребень перед небольшим бугорком, на котором стоял метровой высоты природный камень, символизирующий самую высокую точку Европы. Порывистый ветер толкал меня в спину, подгоняя к этому камню. Дотронувшись до него рукой, я упал на колени и беззвучно… зарыдал.
Все! Дошел! Выше только небо. Минус десять холода - что это за мелочь! Ветер, обжигающий губы и щеки - разве он преграда?! Мышцы, ноющие от боли, отдыхайте. Сердце, стремящееся вырваться из горла, успокойся… Точно на вершине проходит граница между Кабардино-Балкарией и Карачаево-Черкесией. Отступив пару шагов за «тур», поднимаю несколько мелких камешков на сувениры. Все вместе развернули флаг Казахстана. Это - традиция…
Спустя полчаса мы пошли вниз. Предстоял долгий пятичасовой путь назад.
 
РS: В аэропорту Актау, славный альпинист «снежный барс» Юра Лукьянов сказал главные слова, которые я услышал за время этой экспедиции: «Ты знаешь, в прошлом году на вершине Аконкагуа вдруг ясно понял, почему всю жизнь занимаюсь альпинизмом. Все дело в реальности достижения ЦЕЛИ. Ты идешь до вершины, достигаешь ее. Достигаешь цели. Это остается с тобой на всю жизнь, и никто не сможет тебя этого лишить. Потому как только ты сам лично поднимаешься на гору или сходишь с тропы. И только в горах по-настоящему все в твоих руках, ногах и в сердце. Горы учат ставить перед собой задачу, и несмотря ни на что решать ее».

 

Комментарии  

 
#1 Калжан 15.12.2009 00:29
Приятное и легко читаемое повествование. Живя в Сибири, понимаешь, что такое мороз, и возникает чувство уважения к силам природы. Это ощущение возрастает, читая строки таких существенных поступков и предприятий, какое случилось у Вас!
Найду силы, время, обязательно "прогуляюсь" в те места...
Тем паче приятно, что в Вашем восхождении участвовал мой родственник
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вулкан гранд игровые автоматы.spbmonogatari.ru

Мировые новости

Новости казахстана